[ Kozel-UAZ.Ru. Главная страница ] [ Отзывы и предложения ]

[ Лирика УАЗ ] [ В начало ]

"I want to buy me a Russian minivan" Часть 2
© Константин Калачев



...Я взял у американца ключи и барсетку с документами, пожал ему руку и спустя некоторое время остался один на один с "буханкой", которая негромко постукивала двигателем, быстро охлаждаясь под воздействием усиливающейся прохлады. Стоял весенний вечер. Снег, основательно подтаявший в течение солнечного дня, в наступающих сумерках начинал твердеть и становиться колючим. Пахло весной. К запаху весны в нужной пропорции примешивался запах нового автомобиля, образуя волнующий аромат. Я попытался залезть в УАЗ, что удалось мне не с первой попытки. В отличие от "Шевроле", куда можно было просто упасть через широченную дверь, в "Буханку" пришлось забираться, схватившись за руль и решая, какая нога окажется в кабине первой. В конце концов я водрузился на мягкое "люксовое" сиденье, с которого еще не был содран пластик.

Для тех, кто начинает в этот момент описывать все неудобства посадки, примитивный салон и неудобное расположение рычагов, хочу сказать: проще надо быть, господа. Руль не будет упираться в пузо, если пузо это особенно не наполнять пивом. Хороший обзор, много места, простота и здоровая примитивность - что еще надо для жизни?

Выискав нужный ключ, я завел УАЗа, предварительно выжав сцепление (так в автошколе учили). Поскольку раньше я не ездил на подобного рода автомобилях, то пришлось слегка повозиться с переключением передач, ибо было оно не очень четким и по понятным причинам слегка рычащим. По правде сказать, машина ехала плохо. Активно разгоняясь на больших оборотах, двигатель как будто умирал на средних и только спохватившись, продолжал свое дело. Худо-бедно я доехал до стоянки, решив потом съездить в "Агроцентр" и попытаться решить проблему.

На следующее утро машина долго не хотела заводиться. Новый аккумулятор бодро крутил стартер, но двигатель казался мертвым. Потом, после того, как я уже отъездил 74 000 км за 1 год, подобные неприятности я уже умел решать молниеносно, но тогда, в первый раз, я недоуменно нажимал на педаль газа, пытаясь понять, в чем дело. Наконец движок весело зарокотал, приятно вибрируя оживший автомобиль. Бодро тронувшись с места, я поехал разбираться с провалами в работе двигателя.

Оказалось, это было только начало череды интересных событий. Неожиданно запищал пейджер и сообщил мне о том, что я должен появиться с машиной в определенном месте. Приезжала очередная группа американцев, и я должен был их встретить на вокзале и отвести в гостиницу. Ремонт отменялся.

Я осторожно ехал по улице, стараясь не зацепить какую-нибудь легковушку. Но тут произошло нечто более странное, чем провалы в работе двигателя. Рычаг переключения передач вдруг неожиданно легко ушел в сторону, а там, где только что были 1 и 2 передача, неожиданно оказались 3 и 4. Задняя осталась там, где и была, но 1 и 2 исчезли напрочь. Это потом в данной ситуации я бы просто подключил "передок" и трогался на пониженной до устранения проблемы, но тогда мне ничего не оставалось, как ехать к американцу, попутно пытаясь придумать объяснение случившемуся.

Американец встретил меня лучезарной улыбкой: "How's she running?" (Как она бежит?), на что я ответил просто: "She broke." (Она поломалась) (- "Что случилось с вашей подводной лодкой?" - "Она утонула". В. В. Путин) Американец посмотрел не меня с непередаваемым удивлением: "То есть как сломалась? Ведь мы же ее только ВЧЕРА купили!" - "А что ты хотел за 4500 "баксов"? - парировал я. Сразу скажу, эта фраза стала моим оправданием на ближайший год. Потом я предложил ехать встречать группу на "Шевроле", что было с негодованием отвергнуто. Американец сам залез в УАЗ - дескать, если есть машина для определенных целей, то надо ей и пользоваться. Низкооборотный двигатель позволил ему тронуться с 3 передачи, и "Буханка" понеслась по дороге, оставив небольшое облачко пыли и запах паленого сцепления.

Вечером того же дня мне был возвращен УАЗ в состоянии, малопригодном для дальнейшей езды. Провалы в работе движка плюс напрочь убитое сцепление делали передвижение на автомобиле весьма искусным занятием.

На следующее утро после процедуры запуска я сумел-таки добраться до "Агроцентра". Помимо ремонта, меня также посетила мысль о том, что новую машину можно поставить на гарантийное обслуживание, что, по моему мнению, сможет реабилитировать меня в глазах американца. Мастера "Агроцентра" внимательно осмотрели машину и сказали, что на гарантию они ее поставить не могут и вот почему: согласно сервисной книжке, первое ТО должно проводиться при пробеге 1400 км, но, поскольку от Смоленска до Ульяновска целых 1500 км, то гарантия, понятное дело, аннулируется, и все придется делать за свои собственные деньги. Я тут же позвонил американцу и рассказал ему про все прелести и подводные камни российского сервиса.К сожалению, довольно часто мне приходилось объяснять, ПОЧЕМУ лифт не работает по ночам, ПОЧЕМУ летом нет горячей воды и ПОЧЕМУ таксисты за просто так не могут подъехать к самой платформе поезда и приходится на себе тащить тяжеленные сумки. Но, тем не менее, американец легко согласился с тем, что придется дать немного денег на ремонт. "Делаем протяжку" - заявил мастер, осмотрев машину. Оказывается, протяжка - это когда на новой машине затягивают все то, что не было затянуто на заводе, и добавляют то, что, судя по всему, не было добавлено, прикручено или вставлено на заводе. Также я сказал, что нужно разобраться с переключением передач и провалами в работе.

На следующий вечер машина была готова. "Мы тут тебе заменили вилку переключателя сцепления, само сцепление, сделали ТО, но карбюратор нам не нравится, там, судя по всему, заводской дефект, и его, карбюратор, придется заменить" - сообщил мужик в замасленной робе. После этого мне была названа сумма за ремонт и торжественно выписан пропуск на выезд. Надо сказать, я бывал в этом месте каждые 4 тыс. км, ибо с этой периодичностью мне порекомендовали проводить ТО. Обслуживание, хоть и проводилось часто, но стоило совсем недорого. Понятное дело, что если бы машина была моей, я бы никогда не стал платить деньги за простую смену масла, но, коли богатый американский дядя платил за все, то грех было этим не воспользоваться.

Вообще, езда на "Шевроле" была больше похожа на жизнь с Клавдией Шиффер. Пока она в хорошем настроении, пока тебе дают деньги на то, чтобы водить ее по дорогим ресторанам и покупать дорогую косметику, она будет благосклонно смотреть на тебя и ты будешь объектом зависти других мужиков, которые благоговейно-завистливо смотрят на тебя, пока ты дефилируешь с ней по главной улице. Но как только у нее начинаются "те самые дни", то милость ее тут же сменяется на гнев, и ты понимаешь, что зарплаты переводчика не хватит даже на то, чтобы вовремя и качественно ее покормить. "Буханка" больше походила на простую сельскую девчонку, с которой можно зайти в простую кафешку, купить пару чизбургеров и потом просто ходить взад-вперед по улице, млея от мысли, что ты для нее - герой и можешь купить ей весь мир в рамках ее представления об этом мире. Все это, конечно, образно...

А потом "Шевроле" поломался. При перемещении рычага в положение R (реверс) вместо того, чтобы пятиться назад, он упрямо продолжал стоять на месте, как бык, недовольно урча двигателем. Местные мастера виновато извинялись и говорили, что они не хотят залезать в американскую коробку-автомат. Теперь вся езда осуществлялась в прямом направлении. Ради этого мы даже придумали кредо: "Только вперед", которое, впрочем, слабо помогало на пятачках, где этой махине нельзя было развернуться. В таких случаях вашему покорному слуге приходилось выходить наружу и из последних сил пихать ее назад, давая пространство для разворота. После того, как это окончательно нам надоело, было принято решение гнать машину на ремонт в Москву. Джип был отогнан в Центр автоматических трансмиссий, располагавшийся в здании МАИ, где его и продержали целый месяц, ожидая, пока из штатов не придет хидромудрая хреновина под названием "гидротрансформатор". Потом он-таки пришел и был поставлен взамен старого. Все это обошлось в месяц ожидания и всего "каких-то" 2 тысячи "баксов".

Мне очень часто приходилось мотаться на "Буханке" в Москву, встречая американские группы. Я брал всю группу, загружал их вместе с багажом и довозил до Белорусского вокзала. Потом товарищи обычно сажались на поезд и добирались до Смоленска, а мне приходилось вести их багаж на УАЗе. Езда по Москве, обычно вселяющая ужас на провинциальных водителей, мне давалась без особого труда. Главное - не зацепить кого-нибудь самому, а если кто-нибудь сам по нахалке подлезет под стальной бампер грозной "буханки" - сам виноват. Медленно течет поток машин от Белорусского вокзала в направлении театра Сатиры. Узкая улица с трудом вмещает всех, а все, в свою очередь, пытаются подрезать и прорваться вперед любой ценой. Вот напротив появляется белый кабриолет - биммер с девочкой в короткой юбке и дымчатых очках. Девочка крутит очаровательной головкой, пытаясь оценить ситуацию. Неожиданно появляется "окно" и девочка, резво нажав стройной ножкой на педаль газа, с визгом уносится вперед. Вот впереди стоит старая "Волга" с провинциальными номерами, у которой, судя по всему, заклинил движок. Бедный мужик стоит впереди машины, растерянно ловя на себе презрительные взгляды из обтекающих его машин. В это время УАЗ начинает странно дергаться и чихать, нагоняя на меня ужас. Это сейчас я знаю, что во всем виноват бензонасос, который имеет свойство перегреваться при долгой работе на холостых оборотах, а тогда я с ужасом представлял, ЧТО произойдет, если я встану, как вкопанный, посреди бесконечного потока машин.

Дорога из Москвы до Смоленска обычно занимала около 8 часов. Я не разгонялся более 80 км/час, если хотелось спать - спал, если хотелось есть - ел. Иногда хотелось еще кое-чего, но с этим я старался не связываться, хотя практически в каждом более-менее приличном поселке можно было ЭТО получить. Кстати, в качестве автомобиля для утех "буханка" - оптимальный вариант. Когда, пробившись к лесному озеру, прижимаешь к себе девушку, забравшись на самое заднее сиденье, нагретое теплым закатным солнцем и понимаешь, что счастье рядом, когда податливые "жигулевские" сиденья понимающе опускаются вниз и подозрительно легко и бесшумно скользят по направляющим, давая простор как фантазиям, так и просто ПРОСТОР, когда... Так, отвлеклись.

Карбюратор пришлось заменить. И генератор пришлось заменить. И "поршневую" пришлось заменить. УАЗ стал в немереном количестве "пожирать" масло. С дорогого "ЛукОйла" пришлось перейти на обычное моторное масло. И "шрусы" пришлось заменить, ибо при смазке "шкворней" те предательски развалились, что, по словам спецов из "Агроцентра" было очень не хорошо, т. к. "шрусы" ремонту не подлежат. УАЗ также подозрительно сильно "ел" переднюю резину, и не было такой силы, которая бы заставила его это не делать. Я напрасно пытался постоянно держать рекомендованное давление, напрасно таскал колеса на балансировку. Дядьки на балансировочном стенде недовольно ворчали, устанавливая тяжеленные колеса на шпиндель, но терпел. Потом мне сказали, что стандартные УАЗовские колеса из-за своей жесткости изнашиваются с катастрофической быстрой, не смотря на все принимаемые меры, и что лучшее решение - это купить нормальную резину. Но тогда я этого не знал, и с регулярной периодичностью менял колеса местами. Попытка использовать для этих целей "оригинальный" домкрат, входивший в комплект инструментов, напоминал попытку карликового пуделя залезть на сенбернара (не достает!!!), поэтому с собой всегда приходилось возить три больших белых кирпича.

Американцы, коих я возил на "буханке", часто интересовались, "какого года эта модель", чем доставляли некоторые трудности. Если просто сказать, что это "модель 2000 года", то они начинали смотреть на меня с некоторым сомнением - модель 2000 года НЕ МОЖЕТ выглядеть так. Если сказать, что это - "модель 1964 года" (исходя из того, что понятие "год выпуска модели" больше характеризует не конкретный экземпляр, а начало выпуска всей линейки), то опять-таки возникало недоверие по поводу того, что слишком уж НЕПЛОХО машина сохранилась с тех далеких времен. Именно поэтому приходилось рассказывать историю про то, что первые представители этой славной династии стали выпускаться еще в 60-х годах, и благополучно выпускаются еще и сейчас. И, предугадывая вопрос по поводу отсутствия магнитофона, я также сообщал, что первоначально машина разрабатывалась для перевозки раненых на поле боя. И если ты ранен, а не убит, то ты сам будешь петь от радости, а если ты совсем мертвый, то никакая музыка тебя уже не воскресит.

Очень многие пожилые американцы приезжали в Россию первый раз в жизни, и гонки на "буханке" по разбитым проселочным дорогам оставляли неизгладимый след в их душах (и более изгладимый на других частях тела). А я, в свою очередь, несясь по Старой Смоленской дороге темным зимним вечером, среди пурги, снежных заносов и мохнатых елок, воображал себя где-нибудь в Канаде или на Аляске.

Смерть "Шевроле" подкралась неожиданно. Еще утром он бодро завелся и повез американскую братию в детский дом. Обратно он возвращался уже на тросе. Могучий движок, намотавший не одну сотню тысяч километров, стоял монолитом. Недоуменно щелкало втягивающее реле стартера, но двигатель даже не шевелился. Позднее, в мастерской, мастера подтвердили страшный диагноз - двигатель оказался намертво заклиненным с провернутыми вкладышами. Российское масло, купленное в придорожных киосках за бесценок, и безалаберное техобслуживание сделали свое дело. Кроме этого, веселые таможенники все больше начинали требовать мзду за машину, желая, чтобы хозяин заплатил пошлину за ввоз. Учитывая предсмертное состояние машины и явное нежелание платить, было принято решение просто разрешить таможенникам ее конфисковать, что они и сделали с довольным утробным урчанием.

Как я уже говорил в начале рассказа, представители власти попортили мне много крови как при езде на "Субурбане", так и на "буханке". "Шевроле" был зарегистрирован в России для временного ввоза, что запрещало его эксплуатацию всем, кроме хозяина. В таможенной бумажке была хитрая строчка, которая гласила, что "не допускается отчуждение автомобиля или его передача в пользование другим лицам". Понятно, что никакая доверенность на управление не могла решить эту проблему, поэтому таможенную бумажку приходилось прятать глубоко и надолго. Местные ГАИшники не знали о существовании такой хитрости, поэтому с ними проблем не возникало, чего не скажешь об ушлых Московских traffic policemen, которые содрали с меня 100 баксов и пригрозили поставить машину на охраняемую стоянку до тех пор, пока за ней не вернется хозяин.

Год езды на УАЗ напрочь развеял миф о "неостанавливаемости" этой машины ГАИшниками. Завидя приближающуюся "буханку", они бодро выскакивали из засады и начинали привычную рутину по отъему денег. Самое страшное заключалось в том, что управление "буханкой" подразумевало наличие "прав" категории D, коих у меня не было. Заметя несправедливость, представитель власти радостно отбирал "права" и выписывал неслабый штраф. Когда это повторилось несколько раз кряду, я понял, что пришло время переучиваться, и спустя некоторое время я уже смело предоставлял дядькам документ с заветной буквой.

Вообще, УАЗ вызывал различные противоположные чувства, которые сменялись друг на друга с ужасающей быстротой. Как-то раз УАЗ неожиданно заглох посреди улицы, и никакие попытки завести его не принесли успеха. Я напрасно качал бензин ручным насосом, напрасно бегал на ближайшую заправку с бутылкой, свято веря в то, что просто кончился бензин, несмотря на то, что датчик показывает почти полбака. И вот, когда руки мои стали опускаться, когда аккумулятор стал грустно сдавать позиции, я вдруг заметил, что переключатель подачи топлива поставлен в положение "правый резервный бак", который был пуст до последней капли. Перед этим кто-то из американов сидел за рулем, и шутки ради крутил все рукоятки в пределах досягаемости. Смешанные чувства посетили меня в этот момент. Я ненавидел себя за невнимательность и рассеянность, я ненавидел конструкторов, у которых не хватило ума поставить простой индикатор положения переключателя подачи топлива. Но - о чудо! - двигатель, как ни в чем ни бывало, работает снова, "буханка" набирает скорость я снова люблю ее всем сердцем.

Спустя некоторое время я ушел от этих американцев, понимая, что надо заняться более серьезными вещами в этой жизни. Были на это и другие причины, но это уже совсем другая история. Поскольку с УАЗом никто больше не мог совладать, его вскорости продали кому-то из Беларуси. Если это сейчас читает тот, покупал "люксовую" "буханку" с госномером н396ао67 у американца с большим орлиным носом, то пусть он купит ей самого дорогого масла да помоет чисто, ибо она того заслуживает.

Много воды утекло с той поры. Но осталось уважение к автомобилю, который был создан для того, чтобы СЛУЖИТЬ верой и правдой во всех ипостасях. Пусть он ломался иногда, пусть не дул в физиономию холодной струей из кондиционера - ведь не это главное. Кому как, а мне доставляло глубокое удовлетворение осознание того, что я в любой момент могу залезть в грязь, могу перевалиться через любой бордюр, могу вытащить кого угодно из снега, а могу просто нестись по мокрому полю, разбивая лужи на мириады серебряных брызг. И самое главное - что бы со мной не случилось, я всегда смогу вернуть работоспособность своему лупоглазому другу. И если моя жалкая зарплата (привет, 90% населения!) позволит мне купить машину, то это будет ОН, "люксовый" "козел" на "военных" мостах, с тонким элегантным пластиковым обвесом. Машина без компромиссов, на все случаи жизни, Покоритель Бездорожья с большой буквы. К сожалению, мало кто меня понимает, считая, что подержанная иномарка - это действительно круто. Что же, владельцы легковушек и "типа крутых джипов", вам не суждено понять всю прелесть обладания настоящим армейским джипом.

Но, что более обидно и досадно, Ульяновский автозавод, судя по всему, тоже начинает забывать о том, для чего он первоначально создавался. Мосты "спайсер", уменьшение углов съезда/заезда, пружинная подвеска с ее жалкими ходами, убогие пластиковые "морды"- вот далеко не весь перечень того, что пытаются пристроить к УАЗу. Создается впечатление, что маркетологи нарочно пытаются превратить УАЗ в аляповатый "паркетник". Ребята, невозможно "и рыбку съесть, и..." Не надо пытаться позиционировать УАЗ на рынке городских внедорожников. Тем, кто привык штурмовать колеи и брать с ходу песчаные карьеры, глубоко фиолетово, что машину трясет на кочках, и пружинная подвеска им даром не надо. На месте конструкторов я бы бился не над тем, чтобы двигатель соответствовал нормам Евро 2 (кому нужны они в глубокой российской деревне), а над тем, чтобы сохранить дорожный просвет или не уменьшить угол съезда или другие параметры геометрической проходимости. Будьте ближе к народу, придумайте блокировку на "военные" мосты, поставьте те же военные мосты на длинный 31622 и гордитесь тем, что помимо красоты внешней у него еще и клиренс 30 см. УАЗ должен быть тем, чем он и задумывался 30 лет назад - "машиной для сопровождения танковой колонны". Думаю, со мной многие согласятся.

costia82Ыyahoo.com

наверх


Рейтинг Rambler's Top100